БлогСергей Лукьянов

Божественный синтез

СинтезМеня удивляет напряжение, которое существует между представителями академического христианства и представителями христианства, которое выполняет миссию Христа, чтобы привлечь людей к Богу и помочь им стать зрелыми.

Это напряжение можно объяснить разными крайностями, но в принципе это очевидный нонсенс!

И снова Павел!

Без преувеличения можно сказать — Апостол Павел оставил нам идеальный пример образования церквей и их дальнейшего развития.

Павел должен был «иудеям и эллинам, мудрецам и невеждам». Этот человек легко вел диалог как с иудеями, так и с языческими философами. Он видел свое призвание в донесении Благой Вести о Мессии до края земли. Вот, как Павел видел свое предназначение:

Апостол, призванный Богом и получивший повеление возвещать Его Радостную Весть, которую Он обещал через Своих пророков в Святом Писании. Это Весть о Его Сыне, по человеческому происхождению потомке Давида, по Духу Святому — Сыне Бога, которого Бог явил в полноте силы, воскресив из мертвых, — об Иисусе Христе, нашем Господе. Через Него я получил дар апостольства, чтобы покорить вере в Него все народы, во славу имени Его (Рим 1:1-5, перевод РБО).

Человек, который достиг пределов земли и основал так много церквей, сделал огромный вклад в развитие христианского богословия, написав наибольшее количество книг Нового Завета.

Хотя, можно сказать и по-другому — человек, который развил христианское богословие, основал так много церквей! От перемены мест слагаемых сумма не поменяется.

Это упрямый факт — Павел это отличный пример сочетания как глубокого мыслителя, так и пылкого миссионера. К сожалению, такое встретишь не часто. А жаль!

Но все проходит…

Если оглянутся в прошлое, то деятельность церквей и Апостолов Нового завета лично мне напоминает товарный состав, который несется с огромной скоростью. События в новозаветной церкви развивались динамично — проповедь Благой Вести умножала количество учеников в Иерусалиме, затем в Иудее и Самарии, и умножение последователей Христа происходило вплоть до пределов земли (Деяния 1:8).

Служители Нового завета молились об этом, стремились к этому, достигая поставленной цели (Деяния 13:1-2). Они решали возникающие проблемы в поместных церквах с целью продолжить беспрепятственное распространение Радостной Вести как можно дальше, чтобы выполнить миссию Иисуса (Деяния 6:1-7). Это было удивительное время!

Однако, как ни печально констатировать (а это упрямая историческая действительность), но в после апостольский период в церковной истории наступали времена относительного затишья — несущийся товарный состав Благой Вести постепенно замедлял свою скорость — по ряду причин со временем миссиональные страсти улеглись.

Были и такие времена, когда к удовольствию «свиней» удивительные жемчужины христианской мысли выбрасывались в грязь… Откровенные невежды, облаченные властью, брались за «распространение» (насаждения) бесконечно прекрасного Евангелия с огнем и мечем. Представители поверхностного и не глубокого христианства «набрасывались» на людей, пользуясь откровенно пропагандисткой и даже сектантской риторикой… Думаю, довольно резкости. Проблема налицо.

Или, или…

Я считаю, что христианским служителям церкви жизненно необходимо вернутся к «заводским настройкам» новозаветной церкви и уяснить, что богословие без миссии неизбежно ведет к сухому, схоластическому христианскому академизму, который возводит стены не только между миром и церковью, но и внутри самой церкви — христиане бесконечно спорят о вопросах, которые никак не отвечают требованиям миссии Христа. Со временем такой академизм «шифрует» христианство, что Евангелие становится уделом лишь только интеллектуальной элиты и аристократии.

Миссия же без богословия со временем превращается в кипучую активность, но… без вечных ценностей Благой Вести. В таком случае христианство чрезвычайно обедняет само себя, предавая забвению вечную значимость Божьего замысла, который осуществился в Божьем Сыне. Если христиане перестают серьезно вникать в Писания Ветхого и Нового заветов, с наслаждением сопоставлять пророчества Ветхого завета с их исполнением в Новом, то с течением времени христианская жизнь превращается в бессмысленную и беспощадную благотворительность.

Нам нужно снова посмотреть на глубину, древность, но и понятность Радостной Вести, предсказанную пророками за более чем тысячи лет.

Это позволит нам синтезировать богословскую составляющую Благой Вести с миссией, выполняя которую мы откроем двери для многих и многих людей!

Имея все это в одном флаконе мы проникнем в мир дальше, но в то же самое время нам не будет стыдно за содержание Евангелия Иисуса Христа.